Научное сканерство, или уроки из 8 областей

Сегодня в Клубе гостевой пост: Михаил рассказывает о том, как живётся разносторонним людям в науке и делится своими лайфхаками для построения интересной научной карьеры.

«Я себя не считаю сканером по жизни, но в науке – на все 100/500.

Я изучал фармакологию магнитных наночастиц, влияние антимикробных пептидов на грибы с помощью микроскопии сверхвысокого разрешения, иммунную реакцию в мышах на грибную инфекцию, нервные окончания в коже мышей с помощью двухфотонной микроскопии, электрические сигналы в мозгах эмбрионов… В общем, много чего.

Я знаю, что в сообществе много людей, связанных с наукой, поэтому я хочу поделиться своим видением карьеры в науке и плюсов «научного сканерства». Надеюсь, какие-то мысли будут вам полезны и смотивируют вас сменить лабораторию, поехать на стажировку или в конце-концов попросить повышение по зарплате у научника-жлоба.

Case study 1. Ищите ментора

Мне повезло познакомиться на первом курсе с Максимом Никитиным, ныне большим учёным (недавно вошёл в совет по науке при президенте). Он же взял меня к себе в лабораторию в подмастерья на втором курсе (он был тогда на четвёртом), заниматься магнитными наночастицами. Там я научился:

• Hard skill: работе с мышами и крысами.

• Soft skill: учить английский смотря сериалы с английскими субтитрами.

• Grey area: узнал, что за работу в лаборатории можно просить деньги.

Интересный факт: на конференции в Курчатовском я клеился к одной девушке, рядом с которой парой лет позже сидел на свадьбе коллеги из ИБХ. Оказалось, что муж коллеги из ИБХ — это брат той самой девушки. Т.е. число доступных девушек в научной тусовке Москвы очень ограничено.

Case study 2. Пробуйте новое

По совету ментора (см. case study 1), я пошёл на кафедру биоорганической химии делать бакалаврский диплом (я уже говорил, что я по образованию вообще-то физик?). Там я выбрал лабораторию оптической микроскопии биомолекул, занимался микроскопией сверхвысокого разрешения, и писал по ней диплом. Параллельно день-два в неделю я продолжал работать с магнитными наночастицами в мышах и крысах.

Через этот параллельный проект я познакомился с одной замечательной женщиной (Мариной Шевченко), которая помогала работать с мышами, и она предложила поехать на стажировку в Германию, смотреть под двухфотонным микроскопом грибную инфекцию в мышах. Я, конечно же, согласился.

Заметьте, без параллельного проекта я бы так быстро скорее всего никуда не поехал. По-научному — это сила слабых связей (и нетворкинг, конечно). Так как я работал в двух лабораториях, соответственно, и шансы, что повезёт, были в два раза выше (простите за математику).

Марина помогла мне подготовить план исследования и пакет документов для подачи на стипендию от сообщества биохимиков. Стипендию мне дали, и следующим летом я поехал в Ганновер, а перед этим защитил бакалаврский диплом, и решил уйти из лаборатории микроскопии, так как научник отказался платить (см. grey area, case study 1).

• Hard skill: двухфотонная микроскопия.

• Soft skill: тайм-менеджмент (поработай-ка в двух лабораториях, когда ещё каратэ и музыкальная группа).

• Grey area: узнал, что диплом это бюрократический документ, а не святой грааль.

Case study 3. Не наукой единой

В Германии я понял, что можно заводить друзей и за границей (из двух месяцев второй я тусил почти четыре дня в неделю), и что 8 часов в день достаточно, чтобы получить нормальные результаты (которые я потом представлял на конференции во Франции).

Интересный факт: по выходным трамваи в Ганновере ходят всю ночь, помогая молодёжи возвращаться с тусовок. Можно нахаляву выпить водки с приветливым немцем.

Ещё я понял, что аспирантура за рубежом – это хороший способ посмотреть мир, и науку вообще, поэтому я уже тогда думал как дальше двигаться.

Заметьте, это начало магистратуры и я уже поработал в трёх разных областях, и всё ещё без понятия чем хочу заниматься в науке, когда вырасту. Поэтому я продолжил заниматься любимым занятием – тусить с друзьями (и параллельно пытаясь изучать фармакологию наночастиц в мышах по магистерскому проекту). Стажировку на следующее лето я начал искать сразу же по возвращению, и следующим летом поехал аж в Финляндию (это где вообще???), где тогда смотрел нервные окончания в коже мышей с помощью двухфотонного микроскопа (см. case study 2).

Стажировку мне помогла найти тоже Марина, но в лабораторию меня в этот раз пригласили чисто по моему резюме, и навыку двухфотонной микроскопии, который я считал вообще вторичным (я же уже по наночастицам собаку съел и приз на конференции получил!). Согласился я поехать в Финляндию, а не куда потеплее, потому что лаборатория занималась нейробиологией, а меня нейробиология интересовала с 11 класса физматшколы (вы знали, что Гальвани открыл электричество в нервах лягушек??)

• Hard skill: наночастицы.

• Soft skill: презентации.

• Grey area: академическая мобильность.

Интересный факт: в России по центральному телевидению я появлялся всего один раз на 3 секунды, в передаче «Чрезвычайное происшествие: расследование». В Финляндии по телевидению я тоже появился на 3 секунды, играя под гитару кавер Леннона «I hope some day we’ll publish, and the world will give us funds».

Рассказывать про все мои научные попытки будет, пожалуй, скучно (сталкеры могут посмотреть мой профиль на Google Scholar =) ). Хочу, однако, обратить внимание на три аспекта, которые помогали мне в научной карьере.

1) Я всегда стараюсь учиться у других людей, и активно ищу менторов, коучей и вообще советов. Привет, «Пять специй».

2) Я стараюсь быть открытым новым неожиданным возможностям. Например, если нужно заниматься дерматологией в Финляндии, то почему бы не попробовать?

3) Хорошие люди важнее «проекта мечты». Гораздо приятнее провести пять лет с отличными коллегами, публикуясь в обычном «Frontiers» и попивая вино, чем страдать семь лет с бесячими уродами ради статьи в «Nature», глотая антидепрессанты и вообще уйти в burn-out.

И главное, опыт в предыдущей области может нелинейно помочь в следующей, если вы готовы выходить из зоны комфорта. Вот какая связь между грибами и дерматологией? А вот что оба можно изучать под двухфотонным микроскопом. Если бы я упёрся рогами и хотел изучать только магнитные наночастицы, я бы, конечно, их изучал, но так бы и не понял, что навык работы с мышами гораздо универсальнее навыка работы с детекторами магнитных наночастиц. И если бы я опять же упёрся и хотел выбирать вуз только по принципу QS University Rankings, то так бы никогда и не поехал в Финляндию, и уж навряд ли бы стал сейчас писать этот пост (некогда же, ненаписанные статьи в «Nature» ждут!)»

***

А вы что думаете по поводу смены научных тем и окружения?

Автор: Миша Юрьев

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.