Наука для сканеров, soft skills и научпоп: интервью с Викторией Коржовой

Еще одно интервью с крутым сканером! Несмотря на то, что все направления Виктории связаны с наукой, они охватывают самые разные сферы: исследовательскую работу в передовой нейронауке, работу по популяризации науки в журнале Биомолекула и консультации для студентов в авторском проекте Карьера в науке. В чем секрет успеха во всех областях? Универсальные навыки.

Привожу транскрипт нашего разговора:

Интервью с Викторией Коржовой

Меня зовут Вика. Я нейробиолог. Сейчас я учусь в аспирантуре в Мюнхене, в Германии. Кроме того, я консультант по научной карьере, главным образом, для студентов и аспирантов. По этим вопросам можно ко мне обращаться, за разработкой карьерного плана.

Расскажи про своё хобби, чем интересуешься.

Вообще я много чем интересуюсь, люблю читать книги про разные вещи. В последнее время читаю больше нон-фикшн, то есть не художественную литературу, художественную тоже читаю, но реже. Нон-фикшн читаю, в основном, научно-популярные книги в разных областях, также «околопсихологический» научпоп. Также читаю про бизнес, психологию, тайм-менеджмент, про здоровье.

Я люблю путешествовать. Когда есть возможность куда-то поехать, то обязательно еду.

По Европе, в основном?

Ну да. Я могу сказать, что я люблю путешествовать, но не могу сказать, что очень часто это делаю. До недавнего времени я не могла себе позволить часто путешествовать, потому что у меня были эксперименты с животными, и я не могла их надолго бросать, а некоторые места достаточно далеко, чтобы туда ехать только на выходные.

Я бы хотела путешествовать больше. Я ни разу не была в Азии, не считая Сибири. Я путешествовала немного по Европе и Штатам. Но если меня спрашивают, куда я хочу поехать, я всегда говорю, что везде хочу. Мне кажется, что все страны интересные, нет такой страны, куда бы я не хотела поехать, разве туда, где идёт гражданская война или какой-то диктаторский строй, а так, в остальные хотела бы.

Недавно я рассматривала Камбоджу в плане путешествия, но оказалось, что там опасно в плане того, что там воруют вещи.

С другой стороны, в Испании тоже воруют вещи. Например, ставишь сумку в фойе отеля, а через минуту сумки уже нет. Слышала и такие истории. Или в туалете бывает, что кто-то подсовывает руку под кабинку и так ворует вещи. В общем, везде есть какие-то опасности. И кража вещей – это то, к чему можно подготовиться, и это обойдётся минимальными потерями. А там где реально военные действия проходят, там понятно, что другой уровень опасности.

Ты ещё ведёшь проект, где помогаешь студентам найти стажировки, летние школы, чтобы уехать за рубеж на короткое или длительное время. Какие самые популярные направления?

Студенты исходят, чаще всего, из того, что есть, то и берут. Редко, когда у студентов есть какая-то конкретная цель. Но сейчас я занимаюсь с девочкой, которая хочет поступить в аспирантуру в Австралию, у неё есть ряд причин для такого точного выбора. Наукой там занимаются той, которая её интересует, и с семьёй ей легче переехать туда, чем в Америку. А так, едут туда, куда предлагают, а предлагают обычно там, где наука хорошая, где она развита и много позиций. Это главным образом, Западная Европа и Штаты.

Есть ошибочное мнение, что если ты хочешь заниматься крутыми исследованиями, то надо ехать в Штаты. После общения со мной люди начинают задумываться, что может быть Штаты не самое лучшее для них решение. Безусловно, в Штатах есть хорошие места для науки, но это зависит от области, а так и в Европе много хороших мест. Кроме того, если это касается аспирантуры, то в Европе её можно закончить гораздо быстрее, чем в Штатах. Поэтому к этому вопросу надо подходить взвешенно.

Поэтому, отвечая на твой вопрос, самое популярное направление – это Европа, США, Канада. Но это просто потому, что людям туда предлагают поехать. Азию, конечно же, люди намного меньше знают.

Да, есть такое. Я вот не знала, пока не переехала. Ты не рассказала про свои проекты. У тебя их несколько штук параллельно идёт или они уже завершены? Отдельно у тебя «Next scientist», «Наука». И с «Биомолекулой» ты продолжаешь сотрудничать?

Да, с «Биомолекулой» продолжаю работать, но как редактор, а не как автор. Сейчас (ноябрь 2016) мы заканчиваю редактирование статей на конкурс био/мол/текст 2016, в этом году было очень много заявок. Я особо не пишу сейчас, но был период, когда я писала научно-популярные статьи на «Биомолекулу». Всё началось с того, что я сама приняла участие в конкурсе био/мол/текст в 2012 году. Это была моя мечта, я долго-долго мечтала, что я стану научпоп автором, потому что я читала научно-популярные книжки и думала, что это супер круто. Я, конечно же, очень боялась что-то писать. А потом… Я уже знала про «Биомолекулу» какое-то время, видела какие-то другие научно-популярные конкурсы, но так ничего и не делала. Но обстоятельства сложились так, что я в Штатах познакомилась с одним из основателей «Биомолекулы», который стал меня агитировать, чтобы я написала статью на конкурс.

Я написала большую статью, которую,в результате, поделили на две. Одну я подала на конкурс, а вторую опубликовали уже после конкурса. Моя статья тогда победила, я была очень удивлена. И примерно ещё два года я периодически писала статьи. Также участвовала в конкурсе в 2013 году, где моя статья, в которой я рассказывала про свою магистерскую работу, победила в номинации «Своя работа». Но это увлечение перешло в вялотекущее, потому что у меня как-то пропал интерес к написанию текстов.

Я поняла, что в принципе у меня это неплохо получается, и я могу написать почти что на любую тему, если у меня есть время разобраться. Но я заметила, что со временем интерес пропал, я неделями оттягивала начало работы над текстом и хотя часто реально не хватало времени, проблема была больше в том, что мне не хотелось писать об этом. Поэтому написанием научпоп текстов я сейчас не занимаюсь.

Такое часто бывает у сканеров, это когда людей интересует много разных вещей, мы чему-то научимся, а после этого становится неинтересно, типо ок, а что дальше. Не то, чтобы не хочется углубляться, но часто пропадает первый эффект новизны.

Частично да, но не совсем. Моё желание заниматься научпопом возникло, когда я читала научпоп книжки и мне казалось, что они такие клёвые, и люди, их написавшие, такие крутые. Но скорее всего, то чему я завидовала тут, это было не написание научно-популярных текстов, а какая-то другая сторона. Например, умение воздействовать на людей, умение доносить до них свои знания, чтобы люди прислушивались, и это зажигало огонь у них в сердце. Скорее это меня больше привлекало.

Я поняла тебя. Ты нашла другие способы, чтобы реализовать эти свои цели, без написания.

Я только сейчас над этим задумалась, когда мы с тобой об этом поговорили. Я думала, что я просто не хочу больше. Но да, наверное, ты права, что сейчас всё немного по-другому. Делаю что-то похожее по содержанию, но другое по форме. Правда научпоп меня всё равно до конца не отпускает, и я продолжаю что-то делать в этой области. Например, мы в этом году (2016) организовали трёхдневный фестиваль науки Pint of Science в Мюнхене. Это такой фестиваль родом из Великобритании, сейчас он существует в мировом масштабе. Мероприятие проводится в разных странах, участвует около 90 городов, в Европе, в США и Канаде, Австралии. Суть в том, что три вечера подряд какие-то учёные читают лекции для широкой публики в баре. Сейчас похожий вариант развивается и в России в нескольких разных форматах. Удивительно, но Россия в области научных коммуникаций – передовая страна. Хотя у меня есть соображения, почему это так.

У нас есть Science Slam, какие ещё есть подобные мероприятия?

Дело в том, что их реально сейчас так много, что нельзя их назвать все. Есть такие большие и известные вроде Science Slam, «Курилка Гутенберга», «Щепотка соли» в Питере — это мероприятия для широкой публики. В Москве недавно появился проект Science|now, создатели которого говорят, что это не совсем научно-популярный проект, а больше для того, чтобы учёные между собой общались и что там нужно хардкорную науку рассказывать. Есть также всякие научные кафе, фестивали научных фильмов. Многие мероприятия проводятся в провинциальных городах, не только в столицах. Какие-то, как Science Slam проводятся в нескольких городах, но многие есть независимые, в Москве свои, в Питере свои, в Волгограде свои мероприятия.

В Москве есть такой проект, который называется «Научно-популярная библиотека». Это реальная библиотека с научно-популярными книжками, также они проводят всякие научные лекции. Ее создатель, Артем Акшинцев придумал и еще один крутой формат, совмещающий научпоп и походы — Russian Travel Geek. Потом есть «Физтех.Читалка» — научно-популярные лекции учёных, которые организует МФТИ. Реально много.

Да, я даже не знала многие. Может, потому, что не в Москве сейчас.

Так вот, меня эта научпоп тема всё не отпускает и я долго пыталась понять, почему. Я чувствую, что область меня интересует, я всё время пытаюсь ввязаться в какие-то мероприятия, связанные с этим, но писать, например, я не хочу, выступать с лекциями научно-популярными, ну… В принципе мне прикольно, но мне тяжело даётся сильное упрощение науки. И я завидую по-белому людям, которые могут рассказывать про науку по-простому, по-братски. У меня так не получается. Потому что я чувствую, что сильное упрощение создаёт не те результаты в итоге.

Но это в принципе общая проблема – упрощение науки. У меня был не так давно разговор с коллегой по этому поводу. Что да, если ты рассказываешь аудитории не-учёных, то можешь допустить ошибки, если упрощаешь. Но есть так же такое мнение, что вся эта научно-популярная движуха направлена на очень узкую категорию людей, которая и так прочитала бы эти научпоп книги. Те же биологи друг друга слушают. Что делать, чтобы заинтересовать ещё кого-то? Если учитывать, что у нас тема про сканеров, людям, которым про мир интересно.

Люди-сканеры, которым интересно про мир, чаще всего, это люди с достаточно хорошим образованием и так или иначе в этой тусовке всё-таки есть. Вопрос, скорее о том, как заинтересовать very general public, которые вообще от науки далеко, тех, кто работает на заводе, дворников, уборщиков, поваров, например. Эти люди про это всё вообще ничего не знают. И как их заинтересовать я тоже не знаю, мне кажется, что это невозможно. Расслоение в обществе по интересам всегда будет, оно неизбежно. Потому что мы знаем, что все вещи в природе распределены нормально. Поэтому… С одной стороны, да, у меня тоже вопрос, тогда для кого мы рассказываем, если слушают те, кто и сам мог в этом разобраться. Но, с другой стороны, я вижу, что это интересно людям, на кого-то это воздействует положительно. Например, популяризация естественной науки положительно сказывается на гуманитариях, которые в школе естественные науки не любили, боялись физики, химии, биологии, ничего не учили, а сейчас понимают, что это интересно, прикольно, полезно для жизни, и благодаря хорошему научпопу у них есть источники, где они могут получить достоверную информацию. Вот это мне кажется хорошо.

Я скорее не дворников имела в виду. Это скорее цель максимум, труднодостижимая. Хотя я не уверена, если у меня есть дворники в подписчиках, напишите мне. Но скажем, вот я хочу привлечь больше других коммьюнити, художников, например. Им было бы очень полезно знать про мир, чтобы всё это правильно изобразить. Но они часто не знают про все эти мероприятия, так как это разные круги общения. Так как мы варимся в среде тех, кто уже занимается научным популяризаторством, то хочется свести этих людей вместе и рассказать, что бывает и такое.

Если есть какие-то практические идеи, то я бы сказала, что можно пойти в то место, где они тусуются, с ними пообщаться и им рассказать, что вот, кроме того, что у вас тут клёвая тусовка, у нас бывают другие интересные тусовки, приходите к нам тоже. В большинстве случаев так и происходит, когда люди приходят в немножко далёкую от себя область. Если художник и может заинтересоваться научпопом в области биологии, то это происходит обычно через знакомых. Например, твой школьный друг стал биологом, и ты немножко в теме, либо ты познакомился случайно с человеком, стал с ним общаться, а он биолог, он тебя позвал на свою тусню, ты послушал лекции и тебе показалось, что это круто. Есть второй вариант – просто стать суперизвестным, тогда люди будут тебя слушать и ты сможешь впаривать им то, что кажется тебе важным. Нужно признать, что если человек известный, то это происходит помимо их воли. Наш социальный мозг устроен так, что он говорит: «Ок, этот человек известный и он знает что-то крутое». И мы внимательно этих людей слушаем, несмотря на то, что это может быть не совсем рационально. Мы слушаем их более внимательно, чем людей, которые неизвестны.

Кстати, благодаря этому научпоп хорошо развивается в России, потому что есть люди, которые стали очень известными, например, Ася Казанцева, которые, с одной стороны, стали известны, поэтому заинтересовали широкую публику, с другой стороны, они занимаются просвещением. Ну, или Коля Кукушкин, например. Сейчас у него спад известности, как мне кажется, но был период, когда он стал реально суперизвестным. Я видела подборку Топ-10 личных страниц ВК, которые нужно читать, в одном известном интернет-издании (кажется, Теории и практики), и там был Коля, и все люди, которые читали этот интернет-журнал повалили к нему на страницу. И потом Коля писал в журналы, например, «Метрополь», которые были популярны в тусовке интеллектуальных людей, причём не только научников, но и гуманитариев и людей, которые занимаются музыкой, искусством. То есть он реализовывал первый вариант – прийти к людям в тусовку, которая уже есть, и рассказать им про свои тусовки.

Второй вариант – стать супер известным. Спрашивается, как это сделать? Есть разные способы. Мне было бы интересно стать специалистом в моей области карьерного консультирования, я бы хотела стать человеком, который в этой области известен как специалист. Единственный способ, который я сейчас вижу — это много про это рассказывать людям, потому что это такая область, которая не для всех очевидна, что она существует, люди не знают, чем карьерной консультирование может быть им полезно. Поэтому я сейчас (в декабре 2016) еду в Москву и у меня каждый вечер будет какая-нибудь лекция, буду заниматься промоушеном своей области.

Да, это довольно нестандартная область – помогать людям с научной карьерой. Как правило, они ориентируются на своего научного руководителя или спрашивают, кого знают. А как ты совмещаешь свой проект с аспирантурой и другими увлечениями. Какие лайфхаки, какие проблемы?

Вот сейчас довольно тяжело, потому что проектом своим я занялась плотненько буквально с сентября. До этого я думала, что это будет вещь, которую я оставлю позади. Я хотела этим только временно позаниматься, потому что чувствовала необходимость поделиться своими знаниями и наработками. Я видела, что людям это нужно, и они сами спрашивают, потому в начале 2016 года с февраля по май я вела бесплатный курс «Чему биологов не учат». После этого я думала уйти. Я сделала сообщество «Next Scientist» в фейсбуке, оно не является самостоятельным проектом, а является продолжением этого курса, и быть сообществом для поддержки молодых учёных, которые интересуются карьерой в науке, карьерой международной, которые хотят поехать в какие-либо страны на то или иное время. Сейчас оно немножко на паузе находится. Я сейчас дорабатываю идею этого сообщества, каким оно должно быть и как развиваться.

Я вообще-то думала, что сделаю этот курс, выполню моральный долг и так всё это и оставлю. Но последний полгода я стала думать, что же я хочу делать после защиты PhD и что мне интересно, и я поняла, что очень много времени трачу на эти научно-карьерные штуки, я решила, почему бы не заняться этим вплотную и не зарабатывать деньги этим. У меня нет никаких иллюзий, что это дело на всю жизнь. Возможно, это признак того, что я сканер и реально люблю менять деятельность. Вот, например, я очень люблю переезжать. Обычно сам процесс переезда это стресс, но у меня есть желание переезда в новое место. Вот, например, сейчас я бы уехала в другое место, и из Германии уехала бы в другую страну. Я бы с удовольствием занималась чем-либо другим. Если бы я оставалась в академии и искала позицию постдока, то тоже искала бы что-то новенькое. Наверное, что-то в области нейробиологии, но вряд ли я искала бы что-то очень похожее на то, что делаю сейчас, чтобы использовать те же методы, которые я уже знаю. В общем, я решила, что я не брошу свой проект, поэтому с сентября (2016) стала им активно заниматься.

Эти три месяца (сентябрь-ноябрь 2016) были достаточно напряжёнными . К тому же, у меня PhD проект, который нужно делать. Я нахожусь с 9 до 5 в лаборатории и занимаюсь анализом своих результатов. Плюс мне надо вести курс, для которого я решила в этот раз доработать свои материалы, я записываю видео, а записывать видео само по себе довольно сложное дело, особенно если у тебя нет никакого опыта. И параллельно я веду частные консультации периодически. И у меня есть два клиента в коучинге, и это, конечно, немало. Плюс были уже запланированные мероприятия, например, у меня было несколько поездок в эти два месяца, они все были запланированы сильно заранее, поэтому это не то, что я старалась жизнь себе усложнить, так сложилось. Как я совмещаю. Мне нравится анекдот, знаешь такой… Где вы берете так много времени на все свои дела? В мешках. В каких мешках? Которые под глазами.

Скорее всего, я исхожу из того, что успевать всё невозможно, поэтому я не пытаюсь везде успевать. И сейчас в плане развлечений я бы сказала, что я мало развлекаюсь. В моей жизни были минуты, когда я приходила по вечерам и смотрела сериал, например. Сейчас такого нет, эти три месяца я смотрела какое-то количество фильмов, но это было скорее, чтобы провести время со своим молодым человеком. В целом, я мало сейчас развлекаюсь. С другой стороны, я позволяю себе так делать, потому что меня это не напрягает. Мне нравится заниматься моим проектом сейчас, мне это интересно.

У меня сейчас есть такая проблема, так как мой проект интересен и там много всего нового, я с трудом заставляю себя пойти на работу, так как сейчас на работе мне надо делать довольно скучные вещи. Мой анализ данных состоит из определённых процедур, которые повторяются изо дня в день, это реально скучно и монотонно очень. Поэтому мне надо себя сдерживать, чтобы анализ продвигался, а я не бросалась отвечать на письма или сообщения и писать рассылки. И это я делаю с помощью таймера. И это пока главный способ, который для меня работает.

Я не знаю, как люди живут без календаря. Я не знаю, как раньше я жила без календаря. Календарь реально помогает. Я, может быть, сейчас немного перебарщиваю и превращаюсь в такого стереотипного немца, у которого все на свете запланировано, но это сейчас такой период. У меня в календаре на месяц вперёд все дни уже запланированы. Если со мной кто-то вечером захочет встретиться, скорее всего, в ближайшие две-три недели у него это не получится. Когда ты используешь календарь, у тебя возникает такое желание его забить, забить всё время, которое есть какими-либо делами. И это немножко происходит. Но с другой стороны, если бы у меня не было календаря, я бы не успевала некоторые вещи делать, потому что тогда… Я не знаю, как бы я совмещала, наверное.

Ты бы посоветовала людям как можно чаще пользоваться календарем?

Без календаря я не знаю, как можно не сойти с ума… Например, сейчас у меня много разных мероприятий в Москве. Я вижу, люди начали запутываться, когда у меня какое мероприятие. Например, у меня есть отдельная встреча для ребят, которые у меня были в прошлом курсе, я про эту встречу почти не рассказывала, ну я правда рассказывала про неё в рассылке, потому что были места свободные. Но я, например, не писала про неё вконтакте. И люди запутались, люди стали писать мне: «Слушай, мы запутались, когда мы встречаемся с нашей группой, в какой день, во сколько». Я понимаю, что люди никуда себе ничего не записали, хотя я пыталась давать все встречи не скопом, и порционно, чтобы люди успевали понять, хотят они туда идти или не хотят, успевают или не успевают и зафиксировали как-то. Но люди ничего не фиксировали, а потом, когда у них образовалась эта куча…

Это то, что со мной уже не происходит. Если я что-то не запишу в календарь, то стопудово я про это забуду. Я так пару раз пропустила приём у врача, потому что я не записала его сразу после того, как записалась к врачу. Мой мозг считает, что всё, что нужно, будет в календаре, поэтому запоминать ничего не надо. Тут есть некоторая опасность, но всё равно, если вы делаете много разных дел, то однозначно надо планировать в календаре — это способ поддерживать какой-то баланс и не разрываться на одно и другое. Свободное время надо тоже планировать. Если ты хочешь, чтобы было свободное время, то в календаре надо прямо записать «свободное время» — я ничего не делаю, я иду гулять в парк.

То есть такие промежутки у тебя тоже запланированы, это не просто пустое место в календаре?

Скорее нет. С одной стороны, я держу в голове, что я хочу иногда отдыхать. Например, я хотела поспать сегодня, но у нас сегодня было назначено интервью, что важно, поэтому я встала. Но я бы не стала ставить какие-то консультации, потому что это тяжёлое занятие. Интервью я воспринимаю легко, а консультация – это была бы уже работа. Когда я что-то планирую, я смотрю в календарь, чтобы на утро субботы ничего не планировать. С другой стороны, всякие развлекательные мероприятия и возможности тоже планирую и заношу в календарь. В этом смысле мне, наверное, помогает Германия, потому что в Германии это нормально, объявления о разных мероприятиях сильно заранее появляются.

Да, я хотела спросить, а у вас все так делают?

Я какое-то время на это не обращала внимания, потом в последнее время я стала много общаться с людьми из России, и да, в Германии я к этому привыкла уже. Например, что у нас есть организация для международных студентов, она устраивает раз в месяц какие-то экскурсии. И это нормально, что она делает объявление обо всех экскурсиях в начале семестра и один раз, и потом может даже напоминания не слать, только если случится что-то экстраординарное или студенты сами не попросят экскурсию перенести. Один раз сказали и всё. Тут не принято напоминать о встрече или о записи у доктора или парикмахера. Если ты записался, то будь добр, помни сам. И они этого ожидают друг от друга, потому что это так и работает. То есть, если люди записали в календарь, то они пришли. И это нормально, если говоришь человеку, что встретимся через две недели, то тебе не обязательно проверять, не забыл ли он про встречу. То есть ты можешь это сделать, и я часто это делаю, потому что мне всё ещё некомфортно, мало ли что могло произойти, но в большинстве случаев в этом нет никакой необходимости.

Мои развлечения сейчас часто по расписанию, потому что я использую опции, которые мне предоставляет моя graduate program, какие-то экскурсии, концерты, театры — это тоже обычно заранее планируется.

То есть не бывает такого, что внезапно махнула в другой город на выходные?

Ну да, если я не запланировала махнуть на выходные, то значит запланировала что-то другое. Ну, посмотрим, может, это изменится. Сейчас, я бы сказала, это такой период. Когда переехала в Германию, то ничего не делала особого, кроме своей аспирантуры, в выходные я просто ходила гулять или проводила целый день дома, по вечерам я тоже ничего такого не делала. То есть планировать особо было нечего. А сейчас много вещей, которые хочется успеть.

В общем, это такой способ, чтобы впихнуть несколько вещей. Я подписываюсь под этим абсолютно. А какие заблуждения существуют по поводу твоих сфер деятельности? Например, может, если говорят, что нужно что-то делать или учить, а это на самом деле не так. Например, человек хочет заниматься наукой или популяризаторством, то он сначала прочитает об этом, сходит к экспертам и начинает себе усложнять жизнь, грубо говоря. То есть заблуждение, что если я хочу стать биологом, то мне надо сначала всё прочитать по этой теме и так далее. Есть в твоих сферах такое?

Есть заблуждение, чтобы найти хорошее место для аспирантуры, надо чтобы у тебя были публикации. Это заблуждение бытует среди российских студентов, и я не понимаю, откуда оно взялось. Публикации российские – это не то же самое, что публикации зарубежные. При поступлении в российскую аспирантуру публикации могут играть роль, правда, им российские тоже подходят. И российские студенты обычно не знают, что хорошая публикация зарубежная – это не один и не два года работы, а гораздо больше. Ну, или два года работы, но достаточно большой группы людей. В результате, люди боятся ехать учиться за рубеж, потому что считают, что они недостаточно крутые.

Еще, что меня по-настоящему беспокоит, это то, что все всё время хотят сдавать языковые экзамены. На самом деле, это нужно не всегда. Зависит от страны. В Европе почти нигде не нужны языковые экзамены для аспирантуры. И мне кажется, что люди тратят часто время зря и деньги. Правильная стратегия – это сначала понять, куда ты хочешь поехать и узнать нужно это или нет. Если нужно – то ты готовишься и сдаёшь, а если нет, то есть другие полезные дела, которыми можно заняться. Развивать свой разговорный английский намного полезнее, чем готовиться к сдаче каких-то языковых экзаменов. И люди, которые потенциально хотят уехать в иностранную аспирантуру, начинают готовиться к языковым экзаменам, чтобы потом их сдавать, а потом оказывается, что он не совсем им был и нужен. Это называется отвлекать себя от настоящих занятий. То есть вместо того, чтобы подать заявки на десятки летних школ, они ходят на курсы по английскому.

У меня тоже было такое заблуждение, значит. Я не узнавала много вариантов, куда можно поступить в аспирантуру. Так получилось, что языковой экзамен был нужен. Соответственно у меня была иллюзия, что он нужен много где. Оказывается, нет.

Да, я вот говорю про себя. Я никогда не сдавала каких-то языковых экзаменов и все места, куда я подавала в аспирантуру, туда языковой экзамен был не нужен, хотя это всё были хорошие международные центры. И это просто реально. Это не потому, что я хочу людям мешать, это просто неэффективный способ. Такое заблуждение у многих людей есть, я не знаю, откуда оно берётся. Мне кажется, что люди, которые не уехали никуда, хотя вроде бы хотели, становятся источником всяких ужасных заблуждений, типа я не уехал, потому что у меня не было денег на языковой экзамен, я не уехал, потому что у меня не было ни одной публикации, потому что моя лаборатория была такая отстойная… И всякая вот такая фигня… То есть они оправдывают то, что у них не получилось с помощью вещей, которые они просто придумали.

Да, интересный вопрос затронула. Оказывается, те убеждения, которые мешают людям жить, распространяют те, у которых не получилось. Наверное, это во многих сферах так, не только в науке.

Да, вполне вероятно. И да, во многих сферах действительно так. Обычно, если получается, люди действительно заняты, то у них нет времени болтать. Собственно, почему я думаю, в России так развит научпоп. Потому что люди хотят быть учёными, у них есть талант, способности, они хорошие и умные, и они всё понимают, но у них нет возможности заниматься передовой наукой, такой, настоящей, в России. Поэтому они переходят в научпоп, они делают хороший научпоп, но это потому, что, на самом деле, они хотели бы наукой заниматься. Но у них нет возможности. А за рубежом те, кто хочет заниматься наукой, ею и занимаются. И научпоп среди этих людей воспринимается как такая побочная деятельность.

В Штатах ситуация немножко другая. Там, с одной стороны, есть возможность заниматься наукой, с другой стороны, люди понимают, что науку тоже нужно продавать. Как раз то, о чем я недавно писала на своей страничке, что наука — это не хобби больше, это способ, которым люди себе деньги на жизнь зарабатывают. Соответственно, нужно продавать результаты этой деятельности, как минимум, надо продавать налогоплательщикам, которые платят налоги, из которых берутся деньги, из которых идёт финансирование исследований. В Штатах это уже понимают, понимаю, что чтобы получать деньги от своих налогоплательщиков на свои исследования, мы должны будем объяснять, почему это круто, почему это важные исследования. И поэтому там появляются люди, которые на этом специализируются, потому что это у них получается лучше. Довольно мало людей, которые одновременно являются хорошими учёными, работают активно в лаборатории, либо руководят своей лабораторией и параллельно могут быть хорошими популяризаторами.

Потому что они не хотят или потому что они не могут реально две вещи совмещать?

Во-первых, нужен талант и тренировка. У кого-то нет таланта, у кого-то нет времени, чтобы тренироваться. Есть люди, у которых есть талант, ну есть профессора, которые талантливы как популяризаторы, но у них обычно нет времени. То есть они могут делать это раз в год, ну два раза в год, но не часто. И другое дело люди, которые занимаются профессиональной популяризацией, они могут следить за общественными трендами, например, будут производить разные материалы, разные лекции читать о том, что популярно и модно, чтобы людей привлечь. Профессор этого делать не будет, он будет одно и то же рассказывать, потому что считает, что это круто и интересно, но в разные периоды времени это может иметь больший или меньший успех.

Давай про талант проясним. Ты имеешь в виду талант-талант или затраченное время?

Талант-талант – это когда врождённые способности, то есть у кого-то есть врождённые способности выше среднего в какой-то области. Например, кому-то легко объяснять сложные вещи другим людям. Кто-то уверенно держит себя на сцене. Даже не всегда врождённое, может, где-то в раннем детстве привили ребенку. Так или иначе, какие-то вещи, которые человеку легко даются.

Ну а если человек себя плохо чувствует на сцене, может ли он у себя это развить?

Конечно, может, да. Я сказала, что здесь либо талант нужен, либо потратить время на развитие надо. А когда время надо потратить, значит, речь идет о немаленьких промежутках времени. Конечно, человек может развить всё, что угодно.

Хотя бы это утешает. Ну и давай напоследок. Ты недавно в посте затронула вопрос про навыки, которыми должен обладать человек в науке, про какие-то универсальные навыки. Что можно выделить для молодого начинающего человека, который хочет преуспеть в науке или популяризации науки, в чём ему прокачиваться?

Качества, наверное, но популяризаторы науки они должны быть еще сильнее развиты. Помимо того, что нужно знать в своей области всякие теоретические вещи, уметь делать руками и уметь понимать эксперименты, уметь самому составлять план эксперимента, еще очень важно обладать навыками soft skills, то есть гибкими навыками: уметь презентовать свою работу, уметь презентовать себя, уметь общаться с другими людьми. Даже, наверное, можно обощить — нужно общаться с другими людьми уметь, это самое-самое важное.

Почему всё это нужно уметь делать? Потому что наука делается людьми и деньги на науку дают люди. Соответственно ты должен уметь им объяснить, почему тебе нужно давать деньги. Им должно быть приятно с тобой общаться. Если с тобой общаться неприятно, но ты делаешь важную науку, то они не захотят с тобой ни общаться, ни давать тебе денег. Сюда относится умение презентовать свою работу и умение рассказывать простыми словами о сложных вещах, и некоторые элементы маркетинга, то есть увидеть, что человеку будет интересно и рассказать о своей работе с этой точки зрения. Также уметь пользоваться каналами масс-медиа, заниматься маркетингом себя и своих исследований — эти навыки всем учёным пригодятся.

Популяризаторам науки не обязательно уметь что-то руками делать, им скорее полезно понимать, как работает наука, полезно знать теорию, полезно понимать, как создается дизайн экспериментов. Популяризаторам важно понимать, как эксперименты придумываются, почему делают так, а не иначе, как можно сделать лучше. Им не обязательно иметь так много практического опыта. С другой стороны, как мне кажется, если он у них есть, он им помогает. Ну, им ещё нужно больше уметь заниматься маркетингом себя, потому что они зарабатывают на жизнь тем, что продают свои услуги.

Учёные тоже зарабатывают себе на жизнь тем, что продают свои услуги, и они должны продавать их хорошо, но они во многих случаях этого не осознают и пытаются всякие нереалистичные вещи говорить типа: «Мы занимаемся важным делом, поэтому люди должны нам платить». Это то же самое, если бы художники говорили: «Знаете, ребята, мы занимаемся очень важным делом, даже если вы не понимаете, вы не понимаете, потому что вы необразованные, у вас нет художественного образования, ваша душа в потёмках. Но мы-то знаем, что мы занимаемся важным делом, поэтому вы должны заплатить нам за это». Это абсурдная ситуация, но многие учёные считают, что это нормально, что так и должно быть, что мы объяснять ничего никому не будем, они всё равно ничего не поймут, а деньги они нам должны платить, потому что мы занимаемся чем-то важным для человечества. Это нереалистично.

Я знаю много людей, которые считают это несправедливым. Включая себя. Было бы легче, чтобы люди по умолчанию воспринимали ценности без объяснений, но это не происходит.

Всем нам было бы проще, если бы просто давали еду и деньги за то, что мы такие молодцы. Но мы сами же этого не делаем, мы никому не даём деньги просто так. Мы даём деньги людям, если понимаем, что они приносят какую-либо пользу, так что всё логично. Иногда полезно посмотреть на ситуацию со стороны.

Спасибо за такое развёрнутое интервью, мы поговорили и про научпоп, и про твой проект, и про справедливость мира… Я могу оставить твои контакты? Для тех, у кого возникли вопросы, чтобы они потом с тобой связались.

One comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s