О мертвых и живых

Что такое «жить»? Какое время потрачено впустую, а какое нет? И не все ли равно, если итог в любом случае одинаковый? Безусловно, каждый задавался этим вопросом.


Здесь должен был быть пост про то, как некоторые люди не живут на самом деле. Зомби, которые ходят, говорят, занимаются сексом и поглощают информацию, еду, развлечения на автомате, не просыпаясь. Вампиры, которые существуют только тем, что вытягивают силы из других людей. Упыри — те же, но в больших масштабах.
Оборотни, которые днем притворяются кем-то другим.
Привидения, которые настолько бесхребетны, что не каждый их видит вообще.

Однако, все это букварь с картинками по сравнению с книгами, где про все это уже сказано.

Я хочу посоветовать «Кладбищенскую книгу» Нила Геймана (The Graveyard book, иногда переводят как «История с кладбищем»). Особенно рекомендую послушать аудиовариант в оригинале. Можно найти во ВКонтакте.

По сюжету напоминает «Книгу джунглей» или «Гарри Поттера», но типажи и ситуации, окружающие нас, прописаны точно. До слез. Вот цитаты, которые метко подмечают, что значит собственно быть живым. Можно разобрать на стены сразу. Но книгу все же советую почитать.

Они мертвы. И в этом мире им больше делать нечего. Но не тебе. Ты живой, Никт. Это значит, твой потенциал бесконечен. Ты сможешь достичь чего угодно, сделать любое открытие, найти что-то новое. Если ты захочешь изменить мир, он изменится. Потенциал. Как только ты умрёшь, всё кончится. Всё. Ты сделал что сделал, придумал что придумал, вписал или не вписал своё имя в историю. Возможно, тебя похоронят здесь. Возможно, ты даже восстанешь. Но твой потенциал будет исчерпан.


— Ты уже решил, чем займешься?

— Посмотрю мир, — ответил Никт. — Попаду в неприятности. Выберусь из неприятностей. Побываю в джунглях, увижу вулканы, пустыни и острова. И людей. Я хочу встретить много-много людей.


Они как те люди, которые думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал, ты берёшь с собой себя.


Ты — это всегда ты, и это неизменно, но ты всегда меняешься, и с этим также ничего не поделать.


Папа преподавал квантовую физику, но, как сказала Скарлетт Никту, «желающих преподавать квантовую физику больше, чем желающих ее изучать».


— Ты ненормальный! У тебя нет друзей.

— Я пришёл в школу не ради дружбы. — честно ответил Никт. — Я пришёл учиться.
Мо дёрнула носом.
— Ну, тогда ты точно больной. Никто не идёт в школу учиться. Нас сюда посылают!


Мальчик, ты невежда. Это плохо. Причем тебя устраивает, что ты невежда, а это гораздо хуже.


— Полагаю, всё это женские причуды. Мальчиком ты ей нравился, а теперь, когда ты стал молодым мужчиной, она не знает, как с тобой себя вести. Я каждый день играл возле утиного пруда с одной девочкой, а потом она выросла и вдруг запустила мне в голову яблоком. И не сказала больше ни слова, пока мне не исполнилось семнадцать.
Миссис Оуэнс фыркнула:
— Не яблоком, а грушей! И начала я с тобой разговаривать куда раньше! Мы станцевали целый танец у твоего кузена Неда всего через два дня после того, как тебе стукнуло шестнадцать!
— Конечно, дорогая, ты совершенно права. — Мистер Оуэнс шутливо подмигнул Никту, а сам прошептал одними губами: — Семнадцать.

Нил Гейман «Книга кладбищ»

Добавить комментарий